Сaementarius Civitas Solis Aeterna (quangel) wrote,
Сaementarius Civitas Solis Aeterna
quangel

Эта многоликая романтика...

Оригинал взят у zina_korzina в Эта многоликая романтика...
  • «- Романтика! - громко и презрительно сказал Пур Хисс и тут же съежился, заметив неодобрение зрителей. - Да, настоящая романтика! - радостно воскликнул Дар Ветер».

    Иван Ефремов. «Туманность Андромеды».


  • Не так давно, листая какую-то глянцевую ахинею, я отметила, что прилагательное «романтический» употребляется в этом, а равно, как и в другом подобном же, издании столь же часто, как и осточертевшее определение «сексуальный». Но если с этими самыми сексуальностями всё и без того ясно, то в случае с романтикой всё куда как интереснее, сложнее, удивительнее! Ибо очень уж многоликое слово. По сути, романтика - это антипод пошлости, обыденности, примитива. Но в случае с той гламурной прессой, именно романтика начинает выступать, как синоним условного быдло-стиля, того самого простецкого понимания красивых отношений. Читаем, что предлагает пресса в качестве настоящей романтики.

    Итак, романтический ужин при свечах (свечи - обязательны!), признания в любвях под шампанское, лепестки роз, расбросанные по шёлковому - красному! - ложу, и - сладенько-долгое, под музычку, соитие. Пошлость? Ужасная. Брутализм на сеновале - лучше, чище и ближе к истине, то есть к природе. А шампанское и самодеятельный стриптиз при свечах - это нечто, вроде поддельных сумочек Louis Vuitton или белого свадебного платья на восьмом месяце беременности. Пошлость. Фи, девчонки! Но в журнале, имеющем аудиторию среди офисных барышень и скучающих домохозяек, это - и есть романтика. Это, ребята, как с духовностью. Что для одной эпохи духовность, то для другой - ровно наоборот.

    1960-е

  • Романтика 1960-х - свежий ветер, искренние девушки, покорение Вселенной...

    ...Моя мать, типичная шестидесятница (Хибины, лыжи, технический ВУЗ, Юрий Визбор, мини-юбка, Ernest Hemingway) не очень любит слово «романтика». Точнее, оно ей просто надоело в виду бесконечного, часто бессмысленного, употребления оного в 1960-е. Но я полагаю, что это от разочарования! Их поколение натолкнулось на Застой и увязло в «ковёрно-хрустальном» потребительстве. Другая часть шестидеятников ушла на кухни - петь свои песни без лишних свидетелей. Потом всё это закономерно перетекло в диссидентство и неприятие системы. А всё почему? Романтика оказалась призрачной и, как водится, непрочной. Бригантина разбилась о бытовые трудности, о Прагу-68, о желание быть не просто учёным, а - перспективным доцентом с соотвествующим окладом...

    И уже не споёшь: «А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги...» В 1960-е было принято, модно, и - правильно ехать именно за туманом. Помимо того, что есть мода на вещи, существует и мода на поступки, на мысли, на смыслы. В 1960-х было именно модно быть романтиком, ибо романтик был антиподом мещанина, куркуля, который ценит вещи выше, чем идеи, а деньги любит больше, чем работу. А работа должна быть любимой, трудной и прекрасной-высокой-великой, как звёздное небо. Это тоже романтика, которая становится уже синонимом преодоления. Не любишь трудности? Не романтик. Любишь диван, газету и оладьи под бухтение телеящика? Мещанин. Девушка, вы оказывается не любите кибернетику? Прощайте.

    Вертикаль, Цветков, рис.Черепанов
[Error: Irreparable invalid markup ('<br /</li>') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

Оригинал взят у <lj user="zina_korzina" /> в <a href="http://zina-korzina.livejournal.com/627741.html">Эта многоликая романтика...</a><div class="repost"><ul><li><small>&laquo;- Романтика! - громко и презрительно сказал Пур Хисс и тут же съежился, заметив неодобрение зрителей. - Да, настоящая романтика! - радостно воскликнул Дар Ветер&raquo;.<br /><br />Иван Ефремов. &laquo;Туманность Андромеды&raquo;.</small></li><br /><br /><li>Не так давно, листая какую-то глянцевую ахинею, я отметила, что прилагательное &laquo;романтический&raquo; употребляется в этом, а равно, как и в другом подобном же, издании столь же часто, как и осточертевшее определение &laquo;сексуальный&raquo;. Но если с этими самыми <i>сексуальностями</i> всё и без того ясно, то в случае с романтикой всё куда как интереснее, сложнее, удивительнее! Ибо очень уж многоликое слово. По сути, романтика - это антипод пошлости, обыденности, примитива. Но в случае с той гламурной прессой, именно романтика начинает выступать, как синоним условного <i>быдло-стиля</i>, того самого простецкого понимания красивых отношений. Читаем, что предлагает пресса в качестве настоящей романтики.<br /><br />Итак, романтический ужин при свечах (свечи - обязательны!), признания в любвях под шампанское, лепестки роз, расбросанные по шёлковому - красному! - ложу, и - сладенько-долгое, под музычку, соитие. Пошлость? Ужасная. Брутализм на сеновале - лучше, чище и ближе к истине, то есть к природе. А шампанское и самодеятельный стриптиз при свечах - это нечто, вроде поддельных сумочек Louis Vuitton или белого свадебного платья на восьмом месяце беременности. Пошлость. Фи, девчонки! Но в журнале, имеющем аудиторию среди офисных барышень и скучающих домохозяек, это - и есть романтика. Это, ребята, как с духовностью. Что для одной эпохи духовность, то для другой - ровно наоборот.<br /><br /><a href="http://zina-korzina.livejournal.com/pics/catalog/421/378188" target="_blank"><img alt="1960-е" height="262" src="http://ic.pics.livejournal.com/zina_korzina/4290981/378188/378188_600.jpg" title="1960-е" width="600" /></a></li><br /><li><small>Романтика 1960-х - свежий ветер, искренние девушки, покорение Вселенной...</small><br /><br />...Моя мать, типичная шестидесятница (Хибины, лыжи, технический ВУЗ, Юрий Визбор, мини-юбка, Ernest Hemingway) не очень любит слово &laquo;романтика&raquo;. Точнее, оно ей просто надоело в виду бесконечного, часто бессмысленного, употребления оного в 1960-е. Но я полагаю, что это от разочарования! Их поколение натолкнулось на Застой и увязло в &laquo;ковёрно-хрустальном&raquo; потребительстве. Другая часть шестидеятников ушла на кухни - петь свои песни без лишних свидетелей. Потом всё это закономерно перетекло в диссидентство и неприятие системы. А всё почему? Романтика оказалась призрачной и, как водится, непрочной. Бригантина разбилась о бытовые трудности, о Прагу-68, о желание быть не просто учёным, а - перспективным доцентом с соотвествующим окладом...<br /><br />И уже не споёшь: <i>&laquo;А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги...&raquo;</i> В 1960-е было принято, модно, и - правильно ехать именно за туманом. Помимо того, что есть мода на вещи, существует и мода на поступки, на мысли, на смыслы. В 1960-х было именно модно быть романтиком, ибо романтик был антиподом мещанина, куркуля, который ценит вещи выше, чем идеи, а деньги любит больше, чем работу. А работа должна быть любимой, трудной и прекрасной-высокой-великой, как звёздное небо. Это тоже романтика, которая становится уже синонимом преодоления. Не любишь трудности? Не романтик. Любишь диван, газету и оладьи под бухтение телеящика? Мещанин. Девушка, вы оказывается не любите кибернетику? Прощайте.<br /><br /><lj-cut><a href="http://zina-korzina.livejournal.com/pics/catalog/421/379057" target="_blank"><img alt="Вертикаль, Цветков, рис.Черепанов" height="259" src="http://ic.pics.livejournal.com/zina_korzina/4290981/379057/379057_600.jpg" title="Вертикаль, Цветков, рис.Черепанов" width="600" /></a><br /</li><li><small>Романтика 1960-х - вертикаль, ветка сирени и любовь-дружба, маршруты Космоса...</small><br /><br /><i>&laquo;Снятся людям иногда голубые города, у которых названия нет...&raquo;</i>. Голубые, то есть призрачные, в лёгкой дымке. Стройные новостройки, сияющие новеньким стеклом и полупустые квартиры, где много света, воздуха, простоты и чистоты. 1960-е - это свежая весна, это - желание прыгать через лужи и бежать, лететь навстречу Солнцу. И - романтика. Уйти из дома, чтобы петь под гитару о &laquo;лесном солнышке&raquo;. Простота быта и простота отношений. Чем меньше быта, тем лучше, тем моднее. Короткие платья девушек и сильные руки юношей. А ещё - альпинизм. <i>&laquo;Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал, на которых ещё не бывал...&raquo;</i>. Романтика - это любовь к вершинам, это мечты и горы, это - Космос, это отказ от уюта, а точнее, это - яростный антипод уюта.<br /><br />Романтика 1960-х - коллективна. Именно так. Хотя, те, <i>правильные</i>, изначальные романтики были сумрачны, меланхоличны, одиноки. У тех была Тайна. У романтиков 1960-х тайн не было, разве что государственная - физик-ядерщик не болтлив. Романтики 1960-х были открыты, искренни, светлы, настроены на дружбу и коллективизм. Романтика начала XIX века - это, прежде всего, любовь, чаще всего, не самая счастливая. Иначе - не романтик, а так, бюргер какой-нибудь - мясник, булочник и лавочник. В романтике 1960-х любовь приравнивалась к дружбе, но заканчивалась сексом. Романтический ужин шестидесятника, таким образом, не подразумевал шампанского и кружевного красного белья на прекрасной даме. Это была печёная картошка в приглядку со звёздами. И девушки - в синих тренировочных костюмах.<br /><br /><a href="http://zina-korzina.livejournal.com/pics/catalog/421/379263" target="_blank"><img alt="Романтическийстиль" height="259" src="http://ic.pics.livejournal.com/zina_korzina/4290981/379263/379263_600.jpg" title="Романтическийстиль" width="600" /></a></li><br /><li><small>Романтика 1970-х в журналах мод: воланы, рюши, клёши...<br />Так называемый &laquo;романтический стиль&raquo; для романтических натур.</small><br /><br />Повторю, что в 1960-х основной движущей силой была дружба. Именно ею, а не привычной для романтизма, любовью, питалась романтика эпохи. Дружба - коллективна, ибо не бывает...безответной дружбы, в отличие от безответной любви... В 1970-х романтикой стало называться нечто совершенно иное. В моде возник так называемый &laquo;романтический стиль&raquo; - рюши, воланы, прошивки, юбка солнце-клёш. В предыдущем десятилетии воланы считались однозначной пошлостью, мещанством и анти-романтикой. В 1970-х же романтическим стилем, романтикой стали называть уютно обставленную дачу, старую, с традициями, пение свечков по вечерам, шум самовара под гул далёкой электрички и <i>&laquo;...под музыку Вивальди&raquo;</i>.<br /><br />Романтика перестала сопрягаться с бытовыми неудобствами и перешла из чувств &laquo;коллективных&raquo; - в чувства &laquo;личные&raquo;. Романтично - бродить под дождём, разумеется под зонтиком! - после концерта барочной музыки, говорить не только о Люлли, но и о Верлене, о Хлебникове, об Упанишадах и о Рерихе. Романтично - пить кофе в талиннском кафе, сорваться в Питер, чтобы побродить по Эрмитажу. Романтично - тайно от комсомольских боссов обвенчаться в старенькой церкви близ города Пскова. Романтично - носить длинные волосы, петь под гитару умные тексты, умело молчать и быть слегка уставшей от суеты. В журналах мод романтический стиль подразумевал фотосессию в полях, на лоне природы, посреди ароматных соцветий...<br /><br /><a href="http://zina-korzina.livejournal.com/pics/catalog/421/379857" target="_blank"><img alt="Крапивин Рис.Медведева" height="199" src="http://ic.pics.livejournal.com/zina_korzina/4290981/379857/379857_600.jpg" title="Крапивин Рис.Медведева" width="600" /></a></li><br /><li><small>Крапивинские мальчики. Рисунки Евгения Медведева.</small><br /><br />...У детей - своя романтика. Нагибинские мальчики с их предвоенно-дворовой игрой в мушкетёров и беззаветной верой в Советскую Власть. С их желанием погибнуть за правду. Крапивинские мальчики с их тонкими шеями и нежной наружностью, но с несгибаемой волей и донкихотовским взлядом на мир. Книжные мальчики, понимающие героев Дюма чуть иначе, нежели сам автор. Айвенго и Робин-Гуды из арбатских коммуналок. Капитаны Блады, Робинзоны Крузо, Дики Сэнды. Мальчики, придумывающие себе приключения и страны, мастерящие на кухнях шпаги и рыцарские мечи. Детская романтика - это романтика дальних странствий, приключений, побегов и погонь. Это ободранные колени и драки, это выдуманные титулы и настоящие ссадины. Такой мальчик - в будущем - никогда не унизит женщину и всегда вступится за слабого. К сожалению, этот тип поведения, этот вид романтики канули в вечность вместе с советским modus-ом vivendi-сом...<br /><br />В общем, многоликое, многогранное понятие. Что одному поколению - романтика, то другому - смешная и бессмысленная глупость. Что нам - высокий романтизм преодоления, то иным - отстой и бытовые ужасы. Что некоторым женщинам - красивые отношения, то иным леди - пошлость. Для одних символом романтики будет каравелла, для других - бриллиантовый перстень, помолвка и свадебное путешествие на белом теплоходе (мускулисто-смуглый мачо в качестве жениха - обязателен!). В современной России есть ещё один вид романтики - так сказать, бально-игровой, костюмно-реконструкторский. Девочки и мальчики играют в старинный быт и старинные отношения, дружно ищут Россию, которую мы потеряли, а иной раз, и Францию, которую легкомысленно, жестоко обронили французы. Что ж, это, по крайней мере очень красиво. <i>&laquo;Конечно, был романтизьм - закуска!&raquo;</i> - как говаривал герой культового фильма &laquo;Не может быть!&raquo;. И он со своей стороны прав! Потому что не закусывать - ужасно, ужасно п<b>о</b>шло!</li></ul></div><br />></lj-cut>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments