Сaementarius Civitas Solis Aeterna (quangel) wrote,
Сaementarius Civitas Solis Aeterna
quangel

Categories:

Зодчий Вселенной.



"На противоположной стене, утопая во мраке, мягко мерцала эмблема Зодчего Вселенной – золотой треугольник с Всевидящим Оком посередине, вписанный в окружность бесконечного Мироздания. В каждой из вершин треугольника поочередно вспыхивала рубиновая четырехлучевая звезда.
Вздохнув, руководитель проекта «Полумесяц» принялся разглядывать эмблему Великого Зодчего.
Треугольник Зодчего символизировал собой три неразрывные ипостаси Разумного Принципа, непрерывно исполняющего свой грандиозный Замысел через творение Вселенной. В чем именно состоит Великий Замысел, никто из людей не знал, но невероятная гармония макро- и микромира, тщательная продуманность законов физического уровня Бытия, а также вся история человечества, в которой вершины духа и разума все же превалировали над нескончаемым хаосом и войнами и в конечном итоге всегда побеждали их в моральном плане, определенно свидетельствовали о том, что Замысел Зодчего – высшее благое дело, направленное на физический и духовный прогресс Вселенной и Человека Разумного как вершины творения.
- Итак, любезный брат мой, - мягко пророкотал священник, - расскажите мне, что вас гнетет. Я уверен, что у Великого Архитектора найдутся ответы на самые сложные вопросы. А если вдруг не найдутся, мы с вами попытаемся решить проблему сами.
У него был доверительный баритон, негромко отдававшийся в гулких стенах зала. Даломюс был в курсе, что в Духовном Университете несколько семестров отводится на изучение ораторского искусства и правильную постановку голоса. Для будущих мастеров Архитектора это важно, чтобы устанавливать личный контакт с собеседником. Профессор точно знал это, поскольку вначале, когда его отговорили от военной академии, всерьез собирался пойти в священники и некоторое время изучал структуру духовного образования.
- Не то чтобы у меня есть конкретные вопросы, - проговорил ученый. – Просто накопилось… - Он замолчал.
- Трудности с проектом? – понимающе поинтересовался Лакоста. – Закрытая информация, я понимаю. Но судя по тому, сколько времени вы уже находитесь на станции, у вас определенные затруднения.
На груди у мастера был вышит символ Верховного Архитектора – измерительный угольник и геометрический циркуль, два основных символических предмета, которые грандиозный строитель использовал в своей работе. Внутри образованной ими гармоничной шестилучевой звезды мерцало Всевидящее Око Зодчего. Верховный Архитектор был главным инженером и инструментом Великого Зодчего, основным элементом в его треипостасной структуре – всеобъемлющей благой сущностью, конструктором и строителем физической и духовной Вселенной. Именно его неутомимой деятельности человечество было обязано своим головокружительным научным, культурным и духовным прогрессом.
Формально мастера поклонялись всеобщему Разумному Принципу, персонифицированному в триединой фигуре Зодчего. Однако официально они считались слугами только одной из его ипостасей, строгого и рационального Архитектора, символизирующего творческое начало, и трактовали мир с его точки зрения – с точки зрения звезды в верхнем углу треугольника.
Две другие ипостаси Зодчего были не менее важны во Всеобщем Акте Творения и также почитались официальной религией Империи, однако лишь как вспомогательные силы природы, направленные на выполнение Великого Замысла, в то время как Архитектор направлял и осуществлял его. В Обитаемых Секторах, не подчинявшихся гегемонии Метрополии, существовало огромное количество еретических сект, ставивших на первое место в троице Гневного Оппонента или Альтернативного Демиурга, но в пределах Внешнего Круга колоний они считались деструктивными и истреблялись без всякой пощады.
Символом Альтернативного Демиурга был вселенский круг с двумя четырехлучевыми звездами. Круг был расколот, звезды оказались отделены друг от друга зигзагообразной молнией – как символ драматического раскола внутри троицы между фактически союзными, но трагически не понимающими друг друга ипостасями божества.
Альтернативный Демиург был манифестацией Зодчим в мир Замысла своего качества внутреннего ребенка. Он был Богом-сыном и Сатаной архаичного христианства в одном лице. Скорее Сыном, чем Сатаной - сущностью не злобной по сути своей, но этаким ниспровергателем деспотичных взрослых авторитетов, в юношеском максимализме полагающим, что предопределенный первичный Замысел может быть неверен в деталях либо осуществляется неправильно, потому что допускает в некоторых своих проявлениях хаос. Поэтому Демиург постоянно вносил поправки в чертежи и построения Архитектора, а порой осуществлял от начала до конца собственные замыслы миростроительства – дерзкие и нежизнеспособные. Он противостоял как Верховному Архитектору, так и злобному трикстеру – Гневному Оппоненту, который полагал, что Замысел изначально вреден или не нужен вообще.
Что касается Гневного Оппонента, то этой зловещей фигурой Зодчий манифестировал свое неотъемлемое качество разрушения порядка, без которого не было бы и самого порядка. Его эмблемой была черная молния на золотом поле. Оппонент был создателем хаоса во Вселенной, который яростно искореняли в меру собственного разумения оба демиурга – и верховный, и альтернативный. Третья ипостась Зодчего, в свою очередь, сладострастно крушила все, что они построили, оставляя за собой дымящиеся руины и повышенную энтропию.
В других религиях Гневный Оппонент вполне мог бы оказаться дьяволом или могучим демоном, однако в культе Великого Зодчего его воспринимали с пониманием. Он тоже был грандиозным творцом, как и другие фигуры Троицы, и так же, как Альтернативный Демиург, полагал, что мировое развитие идет по ложному пути к неправильной цели. Однако в отличие от Бога-сына, стремившегося внести поправки в неверный проект, Оппонент полагал, что Замысел, осуществляемый Архитектором, ошибочен в корне и должен быть отменен, а прежде, чем приступать к грандиозной работе в рамках принципиально нового вселенского проекта, для нее нужно расчистить место.
Впрочем, понимание в общем-то благих и рациональных целей Гневного Оппонента вовсе не мешало имперскому обществу и Храму Великого Зодчего бороться с любыми проявлениями его деятельности. Анархия и культ разрушения, неизменно сопутствующие поклонению Оппоненту, на территориях Верховного Архитектора искоренялись беспощадно.
Всякий человек во Вселенной, не удовлетворенный господствующей концепцией поклонения разумному созиданию, теоретически вполне волен был выбрать путь хаоса или бесконечного эксперимента, согласно двум другим ипостасям Зодчего, но тогда ему следовало отдавать себе отчет, что он выбирает безблагодатную сторону, которая скорее всего проиграет. За это не будет посмертного воздаяния, но вполне может случиться воздаяние прижизненное - Империя все-таки гораздо мощнее любого из своих противников. А может быть, будет и посмертное - этого тоже никто не знал наверняка, но многие адепты религии разума опасались такого исхода, напуганные древними, уже отжившими свое бесчеловечными религиями вроде христианства или ислама. Однако, разумеется, такое воздаяние должно было наступить не в виде ада, а в виде невозможности стать частью Замысла после его окончательной победы. То есть приверженцев хаоса скорее не пустили бы в рай, чем отправили в ад: Архитектор все-таки отличался от мстительных ревнивых богов предыдущих монотеистических религий своим абсолютным прагматизмом и рациональностью. Ведь всякому погонщику и биомеханику прекрасно известно, что чем более развито существо, там менее оно склонно слушаться кнута и тем более нуждается в поощрении. Поэтому культ Зодчего Вселенной, когда-то окончательно победивший христианство в умах человечества, был основан не на расплывчатой божественной любви, а на принципе всеобъемлющей рациональности: ребята, вы же умные люди, поэтому вам всем должно быть очевидно, кто тут прав и хочет добра, а кто нет.
В любом случае и Альтернативный Демиург, и Гневный Оппонент, и все их последователи безусловно работали на Замысел Зодчего, но не сознательно, а из неизбежной диалектики бытия. Существование Демиурга допускалось Зодчим Вселенной, поскольку Сын осмеливался на постоянные чудовищные эксперименты, которые не мог позволить себе благой Архитектор, а среди самых безумных экспериментов доктора Франкенштейна может попасться такой, который окажется грандиозным благом для человечества и вполне может быть включен в Замысел. Гневный Оппонент же непрерывно расчищал место для Замысла, уничтожая уродливые построения Альтернативного Демиурга, а также служил прекрасным пугалом для адептов Зодчего: наблюдая за мирами, в которых победил хаос, они проникались еще большим пониманием необходимости Замысла. Оппонент неизбежно затрагивал и некоторые аспекты Замысла, но поскольку Замысел - более рациональное и крепкое построение, которое есть кому защищать, Демиургу он наносил ущерба гораздо больше."

(c) В.Орехов "День Разрушителя"
Tags: Культ Зодчего Вселенной, Постхристианская дхарма Запада, Правильный клерикализм, Техномагия, ювелирная мастерская "Монолит"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments