Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Месть Алого Короля.



"Магнус стоял в Клыктане. Его мантия была охвачена огнем, который медленно затухал, как и убывал триумф от его восхождения. По огромному пространству все еще разносилось эхо стихающей огненной бури, но орудийные вспышки давно исчезли. Пол был устлан телами и расколотыми орудийными ящиками, которые частично скрывали стелющиеся по нему рваные клубы дыма. Фреки и Гери были разбиты, их конечности лежали среди обломков баррикад, как сгоревшие приношения.
По широкому пространству каменного пола двигались в плотном строю отделения рубрикаторов, готовясь к броску наверх. Стража Шпиля была занята демонтажем оставшихся укреплений и ремонтом самых серьезных повреждений лестницы. После ее падения верхние уровни Клыка лежали открытыми.
Магнус знал, что должен сделать. Он разрушит шахты и туннели, направляясь к самой вершине и прокладывая огненный путь через содрогающуюся гору. Затем он ворвется на вершину, приняв образ повелителя разрушения, и будет смотреть, как его сыновья разрывают на части остатки цитадели. Разрушение будет полным и непоправимым, подходящим ответом на опустошение Тизки. К моменту его ухода, Клык будет пустыми, непригодными для жилья руинами.
Но пока он отложит это. Оставалось одно дело в Клыктане, то, что он предвкушал многие столетия.
Магнус подошел к гигантской статуе Русса.
Он должен был согласиться - образ обладал большой схожестью. Беспощадная энергия его генетического брата была идеально отображена. Приблизившись к статуе, Магнус вытянулся в росте. Когда он остановился перед изваянием, его голова была на той же высоте. Они стояли лицом к лицу, как на Просперо. Магнус посмотрел в невидящие глаза своего старого врага и улыбнулся.
- Ты помнишь, что сказал мне, брат?
Магнус говорил вслух, его голос был отчетлив и могуч. Пальцы судорожно вцепились в бока, жаждущие того, что должно случится.
- Ты помнишь, что сказал мне, когда мы сражались перед пирамидой Фотепа? Помнишь ли ты сказанные тобой слова? Я помню. Твое лицо было искажено. Только представьте Повелителя Волков, чья свирепость исказилась в печаль. И все же ты выполнил свой долг до конца. Ты всегда делал то, о чем тебя просили. Такой верный. Такой упорный. Воистину, ты – цепной пес Императора.
Магнус перестал улыбаться.
- Ты не испытывал удовольствия от того, что делал. Я знал это тогда и знаю сейчас. Но все меняется, мой брат. Я не такой, каким был, а ты… ну, не будем вспоминать, где ты сейчас.
Магнус вытянул руки, схватил каменные плечи статуи, вдавливая бронзовые пальцы в гранит.
- Так что не думай, что делая это, я испытываю те же чувства. Я получу удовольствие от этого. И мне будет приятно видеть твой дом разрушенным, а сынов - рассеянными. В грядущие столетия это небольшое деяние будет вызывать у меня улыбку, незначительное утешение за зло, которое ты причинил моему невинному народу во имя невежества.
Магнус потянул вверх, и гигантская статуя оторвалась от своего основания, с треском сломавшись в лодыжках. Легко обращаясь с колоссальным весом, Магнус повернул статую лицом вверх, и поднес колено к выгнутой спине.
- Я долго ждал этого, Волчий Король. И нахожу этот момент действительно таким приятным, каким я надеялся, он будет.
Одним яростным ударом Магнус сломал спину Русса о колено. Две половины статуи рухнули на камни, подняв медленную волну пыли и камней. Рокочущий звук падения отразился от высоких сводов Клыктана, угасая как рыдания. Голова откатилась, по-прежнему застывшая в гримасе неподвижного гнева, мягко остановившись среди обломков.
Магнус остановился, глядя на останки образа своего врага. Долгое время он не двигался. На его лице было дерзкое удовлетворение, выражение человека, который хочет полностью насладиться долго ожидаемым моментом.
Но за ним, была глубокая боль, боль воспоминания, которую Ариман, несомненно, распознал бы. Там всегда будет боль. Это была трагедия прошлого, содеянного, которое нельзя было вернуть.
С самоанализом нужно было заканчивать. Когда пыль осела на трещинах в стенах Клыктана, Магнус еще раз встряхнул себя. Он знал, что его сыновья с нетерпением ожидают продолжения штурма, а у него перед ними все еще был долг".

(с) Крис Райт "Битва за Клык"

(no subject)



Немного ночных духовных постижений с Инсигнией на шее и пустой бутылкой Бакарди на столе. :))) "Материум" - сгусток квантовых состояний Вселенной,которые способны подчиняться причинно-следственным связям. Весь остальной Океан Душ - невероятные состояния. Которые причинности не подчиняются и по этой причине отторгаются Материумом. :) Поэтому все попытки Разума вторгнуться в Океан Невероятности с идеями "там то же самое,что здесь,только из другой материи" бесполезны. Ни Каббала,ни Теософия,ни индуистские легенды про иерархию "Асура-Дэва-Лока" при столкновении с варпом не работают. :) "Император" - единственный маяк,вокруг которого Море Душ успокаивается в более-менее логичные "измерения холодного золотого Света".

"Нобилизация" по-советски. :)

Оригинал https://zina-korzina.livejournal.com/1236646.html



В эпоху Сталина в нашем искусстве утвердился так называемый Большой Стиль, он же - галантно-высокий Grand Мaniere, получивший своё развитие в эпоху Людовика XIV. И вдруг он явился в иной ипостаси - в сталинской, триумфальной,...индустриально-пролетарск

  • ой. Grand Мaniere по-русски, по-советски звучал не менее помпезно, не менее красочно, сплетая строгость классицизма и прихотливость барокко. Впрочем, только ли в искусстве? Всё это пытались претворить в жизнь. Да и название картины какое ...церемониальное.
    Ефанов Василий Прокофьевич (1900-1978). «Встреча слушателей Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского с артистами театра», 1938 г.

Грандиозная выставка современного художника.



В Москве сейчас проходит совершенно потрясающая выставка современного художника Алексея Беляева-Гинтовта.

Археофутуризм — ощущение глубины и высоты. Древность видится, как сияющее послезавтра, а в мирах грядущего становятся различимы контуры праистории. Как у Велимира Хлебникова, который называл себя «будетлянин» - по аналогии с европейскими футуристами, но при этом использовал старославянские обороты, полагая именно их — языком будущего. Как было у Ивана Ефремова, чьи фантастические века — с вечно-юными космонавтами, физиками и генетиками — наполнены культом язычества, а девушки соревнуются в танце на Празднике Пламенных Чаш. Будущее равно прошлому, а прошлое неотделимо от будущего. Художник Алексей Беляев-Гинтовт — консервативный революционер (или революционный консерватор?). Классицизм и — авангард. Выстраивание утопий, но тут же — обращение к археологическим пластам. Красный цвет — не то сакральный, не то — комиссарский. Или — дизайнерский? В одном из своих интервью Алексей сказал, что «...динамический консерватизм даёт художнику гораздо больше, нежели привычные формы актуального искусства, которые пришли к нам с Запада».
Гинтовта нельзя назвать постмодернистом хотя бы потому, что в его произведениях напрочь отсутствует игра. Его кредо: «новая серьёзность». Отказ от эпатирования. Поиски возвышенного образа. В наше время чересчур много стёба, фарса и перфоманса, чтобы идти в этом сомнительном направлении. «Призыв к серьёзности на территории актуального искусства — предельно благороден», - утверждает мастер. Русское — всегда серьёзно. Это — массивы, расстояния и вехи. Космос и роман-эпопея. Это — грандиозность. Московский музей современного искусства и галерея «Триумф» представляют выставку Алексея Беляева-Гинтовта «Х», которая объединит проекты, созданные художником за последние десять лет. Простое и ёмкое название — Х. Икс — неизвестная или переменная величина в математике. Будущее — скрыто. Оно — икс-параметр. Прошлое — мало изучено (мы знаем историю по отрывкам и легендам), а потому и оно — категория-икс. Владимир Маяковский выразил: «— Поэзия — вся!— езда в незнаемое». В пространство-икс.

Продолжение:  http://zavtra.ru/blogs/miri_belyaeva-gintovta