Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

В 90-х России ампутировали устремление в будущее

Оригинал https://arctus.livejournal.com/497030.html



«Китай мыслит веками. Американцы живут, чтобы жить сегодня. Сегодня! А мы — цивилизация будущего. "Россия — Третий Рим, и четвёртому не бывать". Мы — в будущем. И одна из главных потерь 90-х годов — то, что будущего нас лишили. А жить сегодняшним днём — несовместимо с нашей цивилизацией».

Ампутация смыслов произошла под лозунги, включающие в себя слово «человек»: вздохи «социализме с человеческоим лицом», «общечеловеческих ценностях», «возвращение на магистральный путь человечества». При этом оказалось, на этих магистральных путях человека нет, он вычеркнут. Человек без мечты – это биологический даже не субъект, – объект, с довольно примитивными потребностями. «построить дом, посадить дерево и вырастить сына» – вот и всё пространство смыслов, оставленное капитализмом. Но такая же степень свободы мысли и у бобров, например (единственное отличие – они деревья не сажают, а пилят).
«Что значит человек, Когда его заветные желанья – Еда да сон? Животное – и все», – устами Гамлета зафиксировал Шекспир в своей одноимённой поэме.
На наших глазах происходит закрытие человечества.Это отлично подметил учёный Георгий Малинецкий в недавней беседе с Александром Прохановым:

А. Проханов:вдруг выяснилось, что при этом человечество открыло новую сферу, которую сейчас называют цифросферой. Произошло открытие: через сетевые электронные технологии мы получили новую землю и новое небо, а вместе с тем возникло другое человечество. Как вы на это смотрите?
Г. Малинецкий.
Произошло не открытие, а закрытие, Александр Андреевич. Закрытие фантастического масштаба. Вспомним 1957 год — первый советский спутник. 1961 год — первый человек в космосе. 1969 год, человек на Луне — это мечта! Мы шли к звёздам. Дальше 1973 год — всё кончается, всё оборвалось. <…>
Вспомним литературу 60-х годов. Взлёт научной фантастики: Беляев, Станислав Лем, Азимов, Кларк. Далёкие галактики, иные миры… А дальше? Фэнтези. А что такое фэнтэзи? Это будущее в прошлом. Человечество вместо того, чтобы двигаться вперёд, застыло в наркотическом тумане.

Мы шли к звёздам! Я это прекрасно помню: в детстве мы все грезили космосом, зачитывались Киром Булычёвым, Беляевым, Ефремовым, другими авторами (смотрите, какую во всех смыслах фантастическую литературу выпускали в Советском Союзе – http://pics.ru/fantasticbooks ), с другом на летних каникулах приходили в библиотеку, брали подшивку журнала «Техника молодёжи» и вычитывали всю рубрику «Антология таинственных случаев», «твёрдотопливные» ракеты с дедушкиным порохом, в самодельный телескоп вглядывались в поверхность Луны, в звёзды.
Мы жили будущим.


Г. Малинецкий: …По сути, есть две основные тенденции. Первая тенденция: мы хотим построить Царство Божие на земле, хотим прорваться в будущее. И вот — Красная страна. Песня "Нам нет преград ни в море, ни на суше" — это стремление в будущее. Отсюда культ космонавтики, Гагарин. Это прорыв в будущее. А будущее и капитализм несовместны, потому что капитализм — это общество для 1% людей, а 99% остальных должны жить в наркотическом тумане: в телевизоре, в компьютерах, в гаджетах. А поскольку будущего у капитализма нет (это признают и его идеологи), нужно вернуть прошлое. Но как? Очень просто. Лишить людей ощущения будущего, истории, ощущения, что что-то должно происходить.


Добавлю: капитализм несовместим с будущим по его природной сущности. Единственная цель капиталиста – прибыль. Поэтому ВСЕ явления личной, социальной, научной, культурной жизни становятся функцией с бесконечной областью определения, но с одним значением – деньги. Всё без исключения превращается в аппарат, производящий прибыль. Под единственный знаменатель теперь подводится то, что ранее было просто не сравнить по причине разнородности. Теперь легко сравнивают писателя с заводом, библиотеку с универсамом, «божий дар с яичницей». Универсальное мерило – деньги. От нерентабельного объекта избавляются с неизбежностью.
Зачем изучать неизведанное, если инвестиции рискуют не окупиться, зачем лететь к звёздам, если почти гарантированно, что инвестор умрёт раньше, чем первый космический корабль достигнет Альфы-Центавры?
Нет причин думать, что в России, погрузившейся в это болото, отличное от других место.

Г. Малинецкий: Заметьте: совершенно разное отношение к будущему в культуре Китая, России и Америки. Китай мыслит веками. Американцы живут, чтобы жить сегодня. Сегодня! А мы — цивилизация будущего. "Россия — Третий Рим, и четвёртому не бывать". Мы — в будущем. И одна из главных потерь 90-х годов — то, что будущего нас лишили. А жить сегодняшним днём — несовместимо с нашей цивилизацией.

Нас лишают истории, выкорчёвывая историю Советского Союза из жизни России, выжигая ростки устремлённого в будущее проекта, с тем, чтобы зафиксировать страну в процессе мирового гниения, в смраде тёплой от разложения субстанции. При полном попустительстве, а порой при участии власти. Но Россия, как Шилов из фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих», постепенно выходит из полубессознательного состояния. Осталось найти и вернуть утраченное золото.



Этот день в истории. "Это святой"

Оригинал https://maysuryan.livejournal.com/603862.html



Уничтоженный в процессе декоммунизации памятник Николаю Островскому в Киеве. Ещё один памятник писателю был снесён в Краматорске, третий – в Хмельницком

22 декабря — день смерти писателя Николая Островского (1904—1936), которого, и не без оснований, называли "советским святым". Если судить с обывательской точки зрения, Островского всю жизнь преследовали тяжелейшие неудачи – даже не говоря про болезнь (слепоту, паралич), первая его книга потерялась при пересылке, а вторую жесточайше раскритиковали редакторы. Но писатель добился повторной рецензии, и когда роман был опубликован в журнале, он получил невероятный успех у читателей. В библиотеках за журналом выстраивались огромные очереди, роман первое время почти невозможно было достать.
Писатель Андре Жид, написавший после поездки в Советский Союз очень критическую книгу "Возвращение из СССР", об Островском отозвался с нескрываемым восхищением. Вот его отзыв:

"Я не могу говорить об Островском, не испытывая чувства глубочайшего уважения. Если бы мы не были в СССР, я бы сказал: "Это святой". Религия не создала более прекрасного лица. Вот наглядное доказательство того, что святых рождает не только религия.( Свернуть )
Достаточно горячего убеждения, без надежды на будущее вознаграждение. Ничего, кроме удовлетворения от сознания выполненного сурового долга."



В результате несчастного случая Островский стал слепым и совершенно парализованным… Лишенная контакта с внешним миром, приземленности, душа Островского словно развилась ввысь.
Мы столпились возле кровати, к которой он давно прикован. Я сел у изголовья, протянул ему руку, которую он поймал и, даже точнее было бы сказать, которую он держал как связующую с жизнью нить. И в течение целого часа, пока мы были у него, его худые пальцы переплетались с моими, посылая мне токи горячей симпатии. Островский слеп, но он говорит, он слышит. Его мысль напряжена и активна, работе мысли могут помешать лишь физические страдания. Но он не жалуется, и его прекрасное высохшее лицо не утратило способности улыбаться, несмотря на медленную агонию.
Он лежит в светлой комнате. В раскрытые окна долетают голоса птиц, запахи цветов из сада. Какой покой здесь! Мать, сестра, друзья, посетители скромно стоят поодаль от кровати. Некоторые записывают наш разговор. Я говорю Островскому, что его постоянство придает мне сил. Но похвала его смущает – восхищаться надо только Советским Союзом, проделана громадная работа. Только этим он и интересуется, не самим собой. Трижды я порывался уйти, опасаясь его утомить, – такое неослабевающее горение не может не истощать силы. Но он просит меня остаться, чувствуется, что ему хочется говорить еще. Он будет продолжать говорить и после нашего ухода; говорить для него – это значит диктовать. Именно таким способом он мог написать книгу, где рассказал о своей жизни. Сейчас он диктует другую. С утра до вечера, долго за полночь он работает, без конца диктует.
Наконец я поднимаюсь, чтобы уходить. Он просит меня поцеловать его. И, прикасаясь губами к его лбу, я едва сдерживаю слезы. Мне кажется вдруг, что я его знаю очень давно и что я расстаюсь с другом. Мне кажется также, что это он уходит от нас, я оставляю умирающего… Но проходят месяцы и месяцы, и мне сообщают, что он продолжает существовать на грани жизни и смерти и что только энтузиазм поддерживает в ослабевшем теле это готовое вот-вот погаснуть пламя."
Разумеется, в годы перестройки, когда производился систематический погром (изящно называемый "деконструкцией") социализма и советского прошлого, антикоммунисты не могли отказать себе в удовольствии пройтись и по Островскому. Его высмеял, в частности, Виктор Пелевин, который позднее стал критиковать буржуазный строй (что делает и сейчас), но тогда был в первых рядах сатириков-антисоветчиков. В его романе "Омон Ра" (1991) фигурирует лётное училище имени Маресьева, где курсантам после поступления ампутируют ноги, а затем учат танцевать "калинку", а также Высшее военно-политическое училище имени Павла Корчагина (автобиографического героя Островского), где выпускников делают слепыми и парализованными инвалидами. Цитата из книги: "У нас в космической школе было два замполита, которых за глаза называли иногда политруками — Урчагин и Бурчагин, оба полковники, оба выпускники Высшего военно-политического училища имени Павла Корчагина, очень похожие друг на друга. С нашим экипажем занимался обычно Урчагин. У замполитов на двоих было одно японское инвалидное кресло с электромотором, и поэтому когда один из них вел воспитательную работу, второй молча и неподвижно полулежал в кровати в крохотной комнате пятого этажа..." "Меня поражал оптимизм этого человека, слепого, парализованного, прикованного к инвалидному креслу — но выполняющего свой долг и не устающего радоваться жизни".

Однако теперь, по прошествии четверти века благословенной буржуазной жизни, только совсем уж безнадёжные либералы станут веселиться этим шуточкам о якобы бессмысленности подвигов советских революционеров...

Сигизмунд R.I.P. :( Спойлер новой книги АДБ.



В общем пересказываю, как дело было.
Сигизмунду к моменту встречи с Абаддоном было больше тысячи лет. Но по словам Абаддона это не значило, что он был медленным, просто опустился до уровня обычных мастеров клинка и больше не был лучшим из лучших. Он в любом случае проиграл бы этот бой Абаддону. Но как позже заявит Абаддон:"Он просто отказывался умирать". Это привело к тому, что Абаддон психанул, что и требовалось Сигизмунду. Он знал, что не сможет победить и выжить, поэтому он пошёл на самоубийственный трюк. Он вогнал в Абаддона Чёрный меч по самую рукоять, но был выпотрошен Когтем. Абаддон почти умер. Умирая, Сигизмунд сказал Абаддону, что тот умрёт слабым и униженным, как Хорус. Абаддон забирает его труп и меч, грузит их на пустой крейсер Чёрных храмовников и отправляет на Терру, выгравировав на мече "Мы вернулись". Тело Сигизмунда не было осквернено.

Что я понял про духовную жажду, читая духовные книги

Оригинал взят у andreios_ab в Что я понял про духовную жажду, читая духовные книги
Религия дает нам то, что мы не можем иметь, то чего мы никогда не получим. Бог нужен тем, кто от отношений хочет чего-то большего, чем то, что дают отношения с людьми и животными. Пребывание в истине, спасительная определенность, уверенность в невидимом и прочие описания состояния якобы преодоленной неудовлетворенности - это статус удовлетворенного владельца без предмета обладания и якобы существующих идеальных отношений, когда тебя принимают таким, какой ты есть, полностью тебя понимают, при этом никак не парят и не создают проблем - у тебя якобы есть твой идеальный друг, любовник, начальник, отец, наставник, исполнитель желаний, инспектор, покровитель.
Когда у меня появляется новая игрушка, то я некоторое время радуюсь и получаю удовольствие от владения ею, но это надоедает, игрушка разочаровывает. Но мне так хочется вновь испытать эту радость, что я начинаю искать другую игрушку. И, хорошо понимая это, святые отцы, учили не создавать себе идолов (машины, дома, женщины, шмотки, гаджеты), а уповать лишь на то, чего мы не можем иметь, никогда не получим, надеяться на то, чего нет, на того, кого нет, а следовательно блаженство обладания наше - наша радость от покупки без покупки - будет вечным. А если вдруг я разочаруюсь, то значит я что-то делал не так и не так настраивал себя, и это будет разочарование в идоле, а не в Нем.

То есть голодному надо понять, что меню всех земных ресторанов неправильное, потому что потом опять придет чувство голода, и найти ту единственную настоящую пищу: научиться правильно представлять себе идеальный обед и от одних этих фантазий о нем становиться сытым.

Мемориальная доска Ефремову: открытие

Оригинал взят у alex_dragon в Мемориальная доска Ефремову: открытие
Оригинал взят у nashenasledie в Мемориальная доска Ефремову: открытие
prokhozhyj в Мемориальная доска Ефремову: открытие






Collapse )



Сегодня на доме № 8 в Большом Спасоглинищевском переулке открыли мемориальную доску учёному-палеонтологу и писателю-фантасту Ивану Антоновичу Ефремову. Доска интересная, перпендикулярная стене, со сквозным прорезанным портретом и летающим вокруг него чароитовой звездой. Мне понравилось :).
____________
достойно

Кримпай Можайский )))

Оригинал взят у unlimmobile в Кримпай Можайский )))
Кримпай Можайский

Кримпай Можайский, точнее ламбер-сексуал Крым едет после встречи с Капустиным, по пути визуализируя новую девиацию со стекла транспортного средства )))

Из записной книжки.

Оригинал взят у langobard в Из записной книжки.

- Я всегда уютнее чувствую себя с проигравшими. Чем с победителями. Проигравшие - как-то попроще что ли. Понтов намного меньше, спеси, чванства.
- Это получается? Один из способов сделать плохого человека хорошим - заставить его проиграть.
- Ага. Поражение - последнее прибежище негодяя.

спойлер о падении Кадии. :)



-Кадия уничтожается после столкновения с чернокаменной крепостью Абаддона "Воля вечности" (у Абаддона похоже вошло в привычку швырять всякое в планеты). Око Ужаса расширяется и поглощает Кадию.
-Крида в свою коллекцию забирает Тразин
-В конце появляются эльдары, которых возглавляют таинственные лидеры:
Тёмная провидица Силандри Мархемонд, с которой Архимагос Коул заключил пакт
Таинственная женщина в церемониальной робе, выглядит властно среди целой бури цветов собравшихся воинов
Эльдар в красной броне, чья экипировка напоминала экипировку эльдар с миров-кораблей и пиратов из Комморага. Архивы Коула не смогли найти совпадений (Чем-то напоминает Слау Дха из Кабалы)
-С помощью Зарафистона Абаддон узнаёт, что на корабле Коула находится ценный груз. Что-то или кто-то. Зарафистон называет Абаддону имя, которое тот не слышал уже очень давно. Это казалось невозможным, но в конце концов, не было ничего невозможно с тех пор, как Хорус ступил на Давин...
-Книга заканчивается тем, что Силандри Мархемонд обращается к Коулу: "Конец наступил. Новое начало неизбежно. Но перед тем, нам нужно поговорить..."

https://vk.com/warhammer_art_of_war

Всевидящий Глаз.



"– У тебя чистая совесть и беззлобная детская душа, – сказала рыбка– Поэтому  для тебя  я
Золотая Рыбка. Но  твои гости увидят  меня иначе, потому  что у них  с совестью сложнее.
– Можешь посмотреть  на  меня их  глазами, –  продолжала  рыбка. –
Вдруг тебе понравится больше.
  Аквариум,  где  она  плавала,   вдруг  начал  отдаляться,   быстро
увеличиваясь в размерах и теряя  прозрачность. Скоро он превратился  в
далекое золотое лицо.
  Как описать его… Оно походило на солнце, последний раз поднявшееся
над миром – грозная слава и сила  исходили от его черт. На нем  словно
застыла печать высокой думы – выражение его было так  строго-спокойно,
как не может изобразить ни одна земная икона. Несомненно, это был  лик
Отца, вернуться  к  которому  рассчитывает  в  глубине  сердца  всякий
блудный сын.
  Глаза  безмерного  лика  были  закрыты,  а  на  лбу  его   сверкал
треугольник с глазом.
  А затем меня, будто сухой лист, закрутило в вихре вокруг  огромной
головы; стоит ли говорить, что тот же ветер сдул с меня и все  остатки
вольномыслия.  Самым жутким было то,  что голова как  бы поворачивалась вслед  за
нами, и мы все время видели этот Лик.  Он ни на миг не отводил от  нас
своего треугольного  глаза, и  я чувствовал,  что этот  пристальнейший
взгляд слой за слоем снимает с моей души покровы, заглядывая в  каждый

из совершенных сызмала поступков. Потом вращение прекратилось, и мы повисли в пустоте."
(с) В.Пелевин "Лампа Мафусаила или Крайняя битва чекистов с масонами"

Красная Шапочка. Сказка.



Оригинал взят у kommari в Красная Шапочка. Сказка.
Жила-была на свете девочка, которую звали Красная Шапочка. И вот однажды мама попросила ее отнести Бабушке пирожки…

Бабушкой звали легендарную подпольщицу и левую террористку, за которой уже много лет охотились все спецслужбы. Несмотря на свой пожилой возраст – Бабушка успела поработать секретарем по идеологии в одном провинциальном горкоме КПСС, она была молода душой и попортила много крови буржуям.
А пирожками в коммунистическом Подполье называли магнитные диверсионные мини-бомбы с часовым механизмом.
Ну, вот Красная Шапочка положила несколько таких мин в свой рюкзак, сверху замаскировала их тремя томиками «Архипелага Гулаг» в мягкой обложке, для надежности еще сверху положила книгу М.С. Горбачева «Перестройка и новое мышление».
Бабушку она никогда раньше не видела, потому мама зашила ей в подкладку куртки шелковую тряпочку с паролем.
И отправилась Красная Шапочка через лес к Бабушке.
По дороге ее остановил патруль нацгвардии. Заглянул патрульный в рюкзак Красной Шапочке, увидел, какие книжки там лежат и отпустил.
Идет Красная Шапочка через лез – вдруг кто-то кричит ей: «Стой! Руки вверх!». Шапочка останавливается, а из кустов выскакивают партизаны. И их командир, по фамилии Волков.
- Свои, - говорит им Красная Шапочка. – Ленин, Октябрь, Революция!
- Вот сейчас проверим, какая ты своя, - говорит Волков, заглядывает девочке в рюкзак и видит там три томика «Архипелага Гулаг» и книжку М.С. Горбачева «Перестройка и новое мышление».
Collapse )